?

Log in

entries friends calendar profile
Скиталец в тумане
 

Жил-был мальчик. Назовём его Акакий. Мальчик был маленький и ходил в детский садик в большом городе. А сам Акакий жил в маленьком пригороде. Обычно мальчика приводили в садик довольно рано, а забирали довольно поздно, потому что его родители, точнее мама, жили и работали в разных концах города. А папа его был моряк - он отвозил Акакия и маму в город на машине, когда не был в рейсе.

В садике было много детей, но почему-то в основном это были девочки. Акакий запомнил только 2-х мальчиков - Петю и Женю. С Женей он играл в машинки и рисовал вертолёты (кстати говоря, очень хорошо рисовал), а Петя был дурак. Ну вот просто дурак. Ещё у него волосы воняли одеколоном и он считал (как впрочем и некоторые девчонки), что это круто. Акакий не считал это крутым и думал что так у Пети выводили блох.

Из девочек Акакий запомнил Настю и Таню. Настя была хорошей девочкой... и Таня тоже была хорошей девочкой. Вот только Настя была красивая, а Таня - не очень. Так считали все мальчишки. Но Акакий так не считал. Честно говоря, ему вообще было наплевать на всех, кроме Насти, Тани и Жени. Потому что Петя был дурак, а остальных он не запомнил.

Акакий был довольно неуклюжим и не умел завязывать шнурки. Поэтому перед прогулкой шнурки ему завязывала Настя. Она вообще много чего делала для него, но ей нравился Петя (какая нафиг любовь в детсаде). А Тане нравился Акакий. Но Акакий с детства был дурак. Конечно, не такой дурак как Петя. И до самого отьезда из города Акакий и Настя были просто друзьями. А после неудачного побега из детсада только Настя и Таня сидели рядом с ним на скамейке и слушали басни о "мире за оградой".

Но вот однажды зимой, когда уже совсем стемнело и всех детей разобрали родители, на прогулке остались Акакий, Таня и ещё пара детишек. Акакий возил Таню на санках вокруг ёлок, защищал её от снежков тех голодранцев, которых родители ещё не забрали из садика, а потом просто сидел с ней на санках и что-то, как обычно, заливал. Когда приехала его мама, он наотрез отказался ехать домой "пока не заберут Таню" и с сопением увёз девочку на очередной круг через ёлки. Мама разговаривала с воспитательницей и ждала пока приедет Танина мама... Даже через несколько лет, когда совсем другая девочка спросила Акакия, зачем он носит ей портфель... он ответил что ему всего лишь по пути, хотя и жил он с противоположной от школы стороны...

Но то, что выбило Акакия из колеи, случилось ещё до школы. Он играл во дворе с какими-то детьми, чьи имена уже стёрлись из памяти. И вот большинство детей позвали на обед. Остались только Акакий и две сестры - Юля и... её сестра. Что была за игра - уже никто не вспомнит, но Акакий её проиграл. "Ну что стоишь как истукан - целуй её". Справа - сестра, слева Юля. И Акакий, который просто врос в землю. Залезть на плавучую сваезабивалку - не страшно. Проскакать под мостом по камням через речушку - не страшно. Зайти в тёмный подвал - не страшно. А тут стоит она и смотрит тебе в глаза. Страшно. "Юля, Ксюша, домой!"... так вот как звали её сестру, друг мой Акакий. На следующий день Акакия укусила за руку собака соседского мальчика и он долго не выходил на улицу. А потом он уехал из этого маленького городка маленькой республики СССР, не попрощавшись ни с Женей, ни с Настей, ни с Таней, ни с Юлей и её сестрой Ксенией, ни даже с блохастым дураком Петей, который может быть и не был таким уж дураком...

Tags: ,
Current Mood: creative

1 comment or Leave a comment
 -Ну здравствуй, бандит. Вот ты и стал старым.
-Такова жизнь. Пойдём, выпьем. Не каждый день исполняется 22.
-Да уж...

-Тебе что? Пиво? Водка?
-Мне как всегда.
-Как всегда с мороженным, или как всегда - просто?
-Ну у нас же праздник.

-Ты угощайся.
-Ммм... Солёные фисташки с каппучино. Прямо как я люблю.
-А то ж.
-А ведь фисташки они как люди.
-Я тоже так только что подумал, когда ты вертел закрытую в руках.
-Самая гадость это когда ты пытаешься открыть этот панцирь, а внутри - сморщенный прогорклый кукиш.
-Но заметь - открытых, вкусных и красивых намного больше.
-Ага, но вот что за фигня - шаришься, шаришься в этой вазочке а попадаются только эти закрытые хреновины со сморчком внутри?
-Такова жизнь, дружище...

-Ну вот и нет её.
-Не пожалеешь?
-Нет. Я же говорил тебе.
-Блокнот.
-Что "блокнот"?
-Из блокнота вычеркни.
-Голова.
-Что "голова"?
-Как я из головы вычеркну?
-Из телефона удалил. Из блокнота вычеркнул. Пол дела сделано. Осталось забыть.
-А ты бы так, сразу, забыл?
..-Нет.

-Вот сдам всё, уйду в море и буду злым капитаном. Буду всех гнобить, стану говнюком, раз добрые, честные никому не нужны. Потом пусть пеняют на себя.
-Ты сам-то себе веришь?
-Нет. Дай мне поворчать, в конце концов!

-Пойду ещё пива возьму. Тебе ещё кофе?
-Тебе уже хватит.
-Наверно ты прав. Пойдём, провожу тебя.
-Давай-ка лучше я тебя провожу. Тем более, я здесь целый месяц работал - знаю этот район.
-Ладно. Э, подожди, кто-то звонит...

И каждый раз, когда кто-то звонил, он поспешно доставал из кармана телефон и с надеждой смотрел на дисплей. Но это был не тот номер, которого он ждал. А в зале играли Смоуки, Иглс, Мориконе и другой олдскул... И я уверен, что у нас были схожие воспоминания, навеянные этой музыкой. 

Tags: ,
Current Mood: tired tired
Current Music: Eagles - Hotel California

Leave a comment

Слабый ветер. Мелкий моросящий дождик, противно залезающий за шиворот рубашки. Два мокрых голубя, теснящихся под выступом крыши. И Он, стоящий на самом краю. Вот и всё, что было здесь, на 15-м этаже этого дома. Незнакомого дома.
Пропасть под ногами, точнее ощущение её, такой далёкой и такой опасной, неприятно холодило тело. Он осторожно сделал шаг назад, не отводя взгляда от бездны, как будто боясь, что она нахлынет, поглотит его, такого беспомощного на краю крыши. Но она была безразлична - не всё ли равно, что забирать, человеческую ли жизнь, или влагу с небес, так обильно льющуюся в неё сейчас.
Он сидел на чердаке, тщетно пытаясь вспомнить, где он... А главное - КТО он. В карманах брюк - ключи, судя по всему от квартиры, зажигалка и пачка промокших сигарет. Он даже не помнил, курил ли он раньше.
Луч солнца, пробившийся через маленькое окно чердака, разбудил его. Носки, рубашка и брюки, развешенные на трубах, уже практически высохли, и только ботинки неприятно хлюпали, когда он вышел на улицу, встретившую его гомоном ребятни, резвящейся вокруг луж и потоков воды, всё ещё текущих вдоль тротуара. Здесь, внизу, это была уже не та пугающая серая бездна, которую он видел с высоты. Теперь здесь была ласкающая взгляд зелень деревьев, миллионами капель отражающая солнечный свет, струящийся сверху. Здесь он был не один. Здесь были люди. Хоть и не знакомые, но всё же реальные люди.
А кто же Он? Вот есть дом. Его дом? Подойти к детям, прыгающих сейчас в лужах и спросить "Вы не знаете меня?"... Абсурд. Искать дверь, которая откроется его ключами? Ещё больший идиотизм. Всё что оставалось - это сесть на лавочку под вишнями и ждать. Чего-то ждать.
Они вышли из-за угла дома, сразу обращая на себя внимание. Один - высокий и широкий в плечах, другой - среднего роста, худой и невероятно подвижный. За то время, пока большой делал шаг, маленький успевал сделать вокруг него 2 круга и произнести 1000 слов, разносящихся по всей округе. Такие разные, они в то же время компенсировали друг друга. Им не хватало только кого-то, кто бы постоянно читал им морали и сводил все разговоры к теме о смысле жизни.
Тем не менее, они направлялись прямиком в Его сторону. Подойдя ближе, маленький хлопнул Его по плечу и затараторил о каких-то новостях, о людях, имена которых Ему ничего не говорили. Большой же просто протянул руку и дружески улыбнулся. Он не знал этих людей... Сейчас не знал... Но, по крайней мере, один из них вызывал симпатию.
"Ну так что, будем тут стоять, или ты пригласишь нас на чай, как обещал?" ,- маленький уже немного сбавил темп, но всё так же находил чем заполнить паузу в диалоге... Хотя, это больше смахивало на монолог.
Он шёл, полагаясь на них, потому что пути домой он не знал. Но Он вспомнит, всё вспомнит. Не может же быть так, что память ушла безвозвратно? Ведь он помнит, как называются окружающие его предметы, он помнит как говорить... И только память о жизни стёрлась, как будто и не было её.
Он не хотел отпускать их, ему было интересно узнавать этих людей заново. Это как читать известную книгу на другом языке - вроде и знаешь интуитивно сюжет, а всё равно можно найти для себя что-то новое. Большой видел, что что-то не так и спросил об этом, когда они сидели на кухне. И в другой ситуации Он бы наверняка всё рассказал... Но не сейчас. Сейчас, когда есть такой шанс, Он дойдёт до всего сам.
Тишина пустой квартиры, жужжание холодильника, запах сигаретного дыма и остывающая кружка чая на кухне. Сейчас это были его спутники в маленьком уютном мирке. Поскорее бы пришло завтра. Ему нужны люди! Непонятная тревога охватывала его в таком одиночестве, не суля ничего хорошего. Но на улице темно, уже поздно. А хотя, до утра осталось недолго - что такое ночь, по сравнению с тем, что ему ещё предстоит узнать завтра... И послезавтра. Ведь ещё вся жизнь впереди.
Комната. Такая незнакомая и такая родная одновременно. Гитара, прислонённая к кровати. Фотоаппарат, лежащий на столе, рядом со стопкой журналов. Лист бумаги с незаконченным рисунком и россыпь карандашей. Всё это притягивало к себе. Хотелось творить, бежать на улицу и играть на гитаре в тёплой компании. Фотографировать ночное небо с луной и рисовать другие миры. Но сегодня уже не было сил. Завтра.
На автомате Он включил компьютер. "Проверить почту" - наверно это уже стало рефлексом при приближении к белой жестяной коробке.
Пустой "рабочий стол" и два текстовых файла - "Новый документ.txt" и "Прощайте.txt"
Он сначала не понял смысла первого письма. И только когда он дошёл до последней строчки, перед глазами всплыла картина холодной, мокрой крыши и серой пропасти внизу. Противный дождь, скользкий карниз и шаг, отделяющий жизнь от смерти. Кто Она? "Я тебя не люблю" и шаг. "Мы не можем быть вместе" ещё шаг. "Не звони мне и не приходи" стоп.
Он лежал на кровати, вспоминая свой день. Такой сложный в прологе и такой простой в эпилоге. Ещё столько всего надо узнать. Друзья, творчество, да хоть солнце над головой - это ли не повод жить и узнавать их заново каждый день? "Новый документ.txt"? Delete.
"Прощайте.txt"? Delete! Нет уж, здравствуйте!

(c) fog_stray

Tags: ,
Current Mood: curious curious
Current Music: My chemical Romance - The ghost of you

Leave a comment